06.06.2020

$ 68.6319
€ 77.9658
С/р 5,50
МРОТ 7800

Новости отрасли

Договор дороже денег, или почему я жду извинений от ИКЕА

№ 646 от 16.01.2017 Просмотров: 584

Наша газета не раз обращалась к обстоятельствам длительного конфликта между российским предпринимателем Константином Пономаревым и компанией ИКЕА. Фирма Пономарева на протяжении 2006-2008 годов предоставляла ИКЕА в аренду дизельные генераторы. По завершении срока аренды генераторы не были своевременно возвращены их владельцу - ИКЕА вернула генераторы лишь в 2010 году. Завязался хозяйственный спор. 22 ноября 2010 года Пономарев получил от ИКЕА двадцать пять миллиардов рублей по мировому соглашению за аренду генераторов в 2007-2008 годах.

 

Поскольку аренду за 2009-2010 годы ИКЕА гасить отказалась даже со скидкой, Пономарев перевел эту задолженность на свою "новую" компанию и в 2011 году суды продолжились. В 2012 году ИКЕА перешла в контрнаступление, выдвинув против Пономарева в судах и прессе обвинения в мошенничестве, и добилась в 2012-2014 годах возбуждения уголовных дел. Во многом под воздействием этих обвинений Арбитражные суды отказали во взыскании с ИКЕА арендных платежей за 2009-2010 годы.

 

И вот сегодня дело получило новый поворот: в мае нынешнего года оформил явку с повинной бывший главный менеджер ИКЕА в Санкт-Петербурге Йоаким Виртанен, который признался в оговоре Пономарева в ходе допросов в Арбитраже и в ходе следствия. Последовало очередное судебное разбирательство, о котором рассказано в опубликованном на страницах "РГ" материале под заголовком "Судейское головокружение" ("РГ", 02.12.2016). Анализируя события, автор нашей публикации, в частности, выразил недоумение, почему хозяйственный спор "Пономарев - ИКЕА" на миллиарды рублей рассматривают не Арбитражные суды в Москве, как было раньше, а суд общей юрисдикции Краснинского района Смоленской области. Этот районный суд постановил взыскать с ИКЕА по иску Пономарева 507 млн рублей, ввел запрет на реорганизацию ИКЕА в России, а также наложил на счет ИКЕА обеспечительный арест на 9,3 млрд рублей. У автора возникли подозрения, мол, богатый, влиятельный, многоопытный истец намеренно выбрал такой суд, который смог привлечь на свою сторону.Константин Пономарев предложил редакции выслушать его точку зрения. Наш разговор с предпринимателем мы излагаем в форме интервью.

 

 

Итак, почему ваш иск рассматривает Краснинский районный суд?

 

Константин Пономарев: Объяснение самое простое. Уже скоро два года как я обосновался в д. Аносово Краснинского района Смоленской области. Купил дом напротив храма, современный со всеми городскими удобствами и мебелью ручной работы, а не ту развалюху, фотографию которой адвокаты ИКЕА любят демонстрировать прессе в качестве доказательства "фиктивности" моей регистрации.

 

С 2013 года все требования к ИКЕА в отношении арендной платы за 2009-2010 годы принадлежат мне лично, как физическому лицу, поэтому я имею право подавать иски только в суд общей юрисдикции, а в Арбитраж обращаться не могу. Плюс у меня в договорах с ИКЕА установлена договорная подсудность: судебные споры решаются по месту нахождения арендодателя или его правопреемника, то есть в данном случае по моему месту жительства. Таким образом, сегодня Краснинский районный суд - единственный суд, который вправе рассматривать мой спор с ИКЕА.

 

Когда я переехал в Смоленскую область, никому и присниться не могло, что бывший руководитель ИКЕА Йоаким Виртанен через год придет с повинной в полицию и это поменяет многое в ходе моего спора со шведами. Что же касается якобы "скромного" статуса Краснинского суда для моего иска к ИКЕА - считаю подобные заявления оскорблением для российской судебной системы. Краснинский районный суд Смоленский области ничем не хуже Всеволожского районного суда Ленинградской области, который с подачи ИКЕА в 2014 году арестовывал полученные мной по мировому соглашению 25 млрд рублей.

 

 

Как вообще у вас могли возникнуть многомиллиардные претензии к ИКЕА? Получается, что ваши генераторы - это просто "золотое дно".

 

Константин Пономарев: Речь идет не о маленьких дачных генераторах, а о промышленных агрегатах размером с морской контейнер. Они сами по себе дорогие, и аренда их стоит дорого. Но история моего спора с ИКЕА действительно довольно необычная.

 

В начале 2000-х практически все комплексы "МЕГА", принадлежащие компании ИКЕА, строились и открывались с использованием наших генераторов. Впрочем, крупные торговые комплексы всегда составляли серьезный сегмент в генераторном бизнесе. Мы работали с "Ашан", "Метро", многими другими компаниями.

 

В начале этого века сдачей в аренду современных импортных генераторов в России занимались несколько компаний, и все они предлагали примерно одинаковые условия. Выставлялась фиксированная цена: арендная плата в сутки за единицу мощности, без учета топлива. Клиент сам поставлял топливо или возмещал затраты на его поставку.

 

Это были абсолютно стандартные рыночные расценки. Позже эксперты установят, что наши цены на аренду генераторов для ИКЕА были на 8 процентов ниже, чем средневзвешенные ставки на рынке.

 

 

Если ваши цены были рыночными, то каким же тогда образом у ИКЕА могли возникнуть столь чудовищные долги перед вами?

 

Константин Пономарев: Гигантские суммы возникли по инициативе ИКЕА, которая постоянно инициировала изменения договорных условий, не желая работать "как все", а потом пошла на откровенно незаконные и глупые действия, удерживая генераторы на своих объектах после завершения срока аренды в течение полутора лет.

 

Например, через полгода работы на объектах Мега-Дыбенко и Мега-Парнас в Питере на стандартных условиях аренды, ИКЕА потребовала изменить условия и включить стоимость топлива в состав арендной платы, добившись от меня общей скидки в размере около 15 процентов.

Еще через полгода генеральный директор ИКЕА в России П. Кауфман уговорил меня перейти с авансовой формы оплаты на кредитную - примерно 20 процентов предоплаты, а остальные платежи "растягиваются" на условиях коммерческого кредита по ставке 0,1% в сутки за эту отсрочку. Это 36,5 процента годовых. Согласен, это немало, но даже сейчас сама ИКЕА кредитует постоянных российских покупателей - членов IKEA FAMILY в своих магазинах по программе "ИКЕА в кредит" под 37% годовых. Если ИКЕА "по-семейному" кредитует россиян под 37% годовых, они логично посчитали, что я смогу кредитовать их "по-партнерски" под 36,5 процента.

 

Пока мы работали по системе "утром деньги - вечером стулья", не было никаких проблем. Все пошло вразнос, как только мы перешли на новую систему с рассрочкой платежа.

 

Договоры аренды с ИКЕА действовали до 31 декабря 2008 года без права расторжения в одностороннем порядке. Но 30 июня 2008 года меня пригласили в офис ИКЕА к 19.00 и заявили о расторжении одного из двух договоров аренды. Были остановлены все платежи в наш адрес и запрещен доступ наших сотрудников к генераторам. Так ИКЕА начала войну.

На тот день общий долг компании ИКЕА передо мной за счет отсрочки платежей уже составлял несколько миллиардов рублей. Вместо его оплаты меня стали обвинять в сговоре с Ленэнерго, даже жаловались на это в минэкономики и в правительство России.

 

Закончился 2008 год, договор аренды истек, но генераторы оставались на территории комплексов. Компания ИКЕА была непреклонна: пока я не откажусь от своих требований, они мне генераторы не отдадут. Это безумие закончилось только в середине 2010 года, когда ИКЕА вернула мне все генераторы.

 

 

В ИКЕА говорят, что вы намеренно отказывались забирать генераторы, чтобы искусственно наращивать долги перед вами...

 

Константин Пономарев: Мы трижды приезжали за генераторами - с кранами, с машинами, с рабочими, с нотариусом, - чтобы протестировать и вывезти свою технику. Это большая работа - ведь каждый генератор весит от 8 до 40 тонн, а плюс еще бытовки, мастерские, передвижные топливные емкости. Всю первую половину 2009 года мы буквально каждые две недели направляли требования о возврате техники и каждый раз получали в ответ письма с отказом или резолюции на наших письмах: "Отказать в возврате генераторов".

 

В 2009 году действие договоров аренды уже закончилось, но по закону, из-за удержания генераторов ИКЕА должна была платить не только арендную плату с процентами, а еще и неустойку за невозврат.

 

Тариф, включающий наши затраты на топливо, мы установили по их требованию. Пока генераторы работали, им это было выгодно, они экономили 15% от первоначальной цены. Но когда работники ИКЕА с 1 июля 2008 года запретили нам доступ к генераторам, ситуация радикально изменилась. Они сами себя загнали в бизнес-ловушку: арендная ставка-то у нас единая с учетом всех наших затрат на техобслуживание и топливо. Персонал находится на объекте, но ему не дают выполнять работы. У нас бензовозы заказаны и приезжают, но их не подпускают к генераторам (все это задокументировано). Потом Арбитражные суды пришли к выводу: поскольку ИКЕА чинила нам препятствия в исполнении наших обязанностей по обслуживанию техники, то они не имеют права требовать пересчета ставки арендной платы. При этом, суд так же установил, что ИКЕА продолжала пользоваться моими генераторами самостоятельно после окончания срока аренды.

 

Руководство ИКЕА все это прекрасно знало и в 2010 году документально признало и подтвердило размер задолженности.

 

 

То есть вы генераторы не заправляете, а ИКЕА все равно приходится платить за топливо?

 

Константин Пономарев: Не за топливо, а арендную плату по тарифу "все включено". Мы были готовы обеспечивать работу генераторов, но нас к ним не пускали. В целях экономии за мой счет ИКЕА сама настояла на переходе к этому тарифу с 1 марта 2007 года. Когда генераторы работали, а договоры выполнялись - единый тариф с 15%-ной скидкой был выгоден ИКЕА. Со своей экономией они сами себя наказали и сами себя загнали в угол. Вся стратегия адвокатов ИКЕА строилась на юридических уловках, попытках признать договоры аренды незаключенными или недействительными, что позволило бы не платить арендную плату по договорам. К счастью для меня, российские суды разобрались в ситуации и признали договоры действительными и заключенными.

 

К концу осени 2009 года я убедил Йоакима Виртанена, тогдашнего главного менеджера ИКЕА по Санкт-Петербургу, что нельзя слепо слушать юристов, надо самим искать выход из тупика. В результате были подписаны документы, согласно которым ИКЕА выкупала генераторы по льготной цене, а также получала скидку в размере арендной платы за 3 месяца в обмен на уплату всей оставшейся задолженности по их выбору или единовременно, или на условиях отсрочки платежа под 0,1% в сутки без штрафов и неустоек. Эти договоренности со стороны ИКЕА также не были исполнены.

 

Второй раз ИКЕА пошла на мировую осенью 2010 года, когда проиграла нам около 20 арбитражных дел. Кстати, эти дела также рассматривались не по месту нахождения ИКЕА в Московской области, поскольку в договорах аренды всегда была договорная подсудность.

 

Задолженность, по данным следственной экспертизы, в тот момент составляла уже 45 млрд рублей, из них 25 млрд - за 2007-2008 годы, а 20 млрд - за 2009-2010 годы. Но в ИКЕА мне заявили, что за 2009-2010 годы платить не будут, несмотря на то, что я предлагал скидку в размере около 70% - такова была позиция собственников компании. Либо бери 25 млрд за 2007-2008 годы без всяких скидок, либо мировой не будет.

 

За два месяца до заключения мирового соглашения я письменно уведомил компанию ИКЕА, что если она не оплатит требования за 2009-2010 годы с предложенной скидкой, то я переведу их на другую фирму и дальше они будут взысканы без скидки.

 

 

Вас в судах и публично, в прессе, обвиняли в мошенничестве, в сокрытии факта уступки и в подделке подписей на документах. Что вы скажете на это?

 

Константин Пономарев: Это линия защиты адвокатов ИКЕА при отсутствии правовых доводов по существу спора. Эксперты признали подлинность подписей, хотя сотрудники ИКЕА, начиная с ныне кающегося в российских судах Йоакима Виртанена, дружно отказывались от них. Уголовные дела, незаконно возбужденные против меня, были прекращены за отсутствием события преступления. Это факт.

 

Что касается сокрытия мною факта уступки от ИКЕА, то хочу сообщить, что мы уведомили ИКЕА об уступке до подписания мирового соглашения семь раз. И почтой, и курьерской службой, и нарочным. Последнее уведомление было вручено мною лично главному бухгалтеру ИКЕА непосредственно перед подписанием мирового соглашения. ИКЕА не только знала об уступке, но и дала предварительное согласие на нее.

 

К сожалению, поток лжи и огульное оспаривание практически всех документов по аренде генераторов в 2009-2010 годах и уступке 2010 года, а также массовый отказ сотрудников и руководителей ИКЕА от своих подписей на документах сделали свое дело - Арбитражные суды без проведения экспертизы признали поддельными спорные документы, подписанные Йоакимом Виртаненым, и пришли к выводу о ничтожности уступки требований по поддельным документам. Только сейчас, после явки с повинной Виртанена, Арбитражем сделан первый шаг к исправлению данной ошибки - 20 декабря 2016 года вынесено определение суда о злоупотреблении правом в действиях адвокатов ИКЕА, подлинности ранее признанных поддельными документов и как следствие, о необходимости пересмотра решения об отказе в иске ООО "РУКОН" к ИКЕА по вновь открывшимся обстоятельствам.

 

 

Вы уже получили с ИКЕА 25 млрд рублей и сейчас вчиняете новые иски. Куда вам столько денег?

 

Константин Пономарев: Моя "старая" компания ООО "САЭ" получила от ИКЕА всего около 30 млрд рублей с учетом добровольных выплат ИКЕА и списаний по исполнительным листам. 25 млрд - это разовая выплата по мировому соглашению.

 

Развязанная ИКЕА кампания в СМИ и бесконечные незаконные уголовные преследования достигли своей цели - осложнили мою жизнь и ужасно испортили мою репутацию. Вы не знаете, каково это - вынести пять уголовных дел, три ареста всех счетов, бесконечные клеветнические материалы в Интернете, ощущение беспомощности... Согласно показаниям Йоакима Виртанена, адвокаты ИКЕА даже приложили руку к моему включению в "европейский список Магнитского", как коррумпированного сотрудника российской правоохранительной и судебной системы, хотя я не работал там ни дня!

 

«Иностранные инвесторы, работающие в России, должны уважать наши законы»

 

Сейчас ИКЕА, создав информационный шум в прессе и добившись поддержки бизнес-омбудсмена Титова, вопреки судебному запрету, проводит вывод имущества через реорганизацию ООО "ИКЕА МОС". Кто мне не верит - посмотрите "Вестник государственной регистрации", окончание реорганизации - 30 декабря 2016 года. За последние три года я трижды безуспешно обращался к бизнес-омбудсмену с просьбой разобраться в моем споре. Надеюсь, что Титова просто ввели в заблуждение и он не знал ни про явку с повинной Йоакима Виртанена, ни про мое систематическое незаконное уголовное преследование по заявлениям ИКЕА, ни про доказанную экспертным путем подлинность всех документов, обосновывающих мои требования к ИКЕА.

 

Мой спор с ИКЕА уже давно не о генераторах и аренде за них. Я добиваюсь того, чтобы так называемые "крупнейшие иностранные инвесторы" вроде Браудера и ИКЕА уважали наши законы. В России у российских предпринимателей тоже должны быть права, как минимум такие же, как и у иностранцев!

 

Взыскиваемые с ИКЕА суммы остаются в России с уплатой налогов в бюджет Смоленской области, а не будут выведены в офшор, как об этом любят рассуждать адвокаты ИКЕА, забывая, что сами же два года назад добились моего включения в европейский "список Магнитского" с арестом счетов и активов. Сами запутались!

 

Я рад, что впервые за все время наших споров одно из дел истребовано и принято к производству Верховным Судом РФ. Государственные, судебные и правоохранительные органы России рано или поздно объективно разберутся в ситуации с учетом доводов обеих сторон спора, а не на основе пресс-релизов и обращений адвокатов ИКЕА и их лоббистов.

 

Кроме того, имеется юридическая возможность привлечения как самой ИКЕА, так и их лоббистов к ответственности в иностранных судах, в том числе в США на основе закона RICO. Советую ИКЕА пока не поздно одуматься, заплатить по своим долгам и извиниться.

 

 

Источник: Российская Газета




Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook
и присоединяйтесь к 4000 предпринимателей!



Оцените сайт
Задать вопрос
Заказать звонок